ЛЕТОПИСЬ НЕВСКОЙ ЗАСТАВЫ

Уважаемые жители Невского района!

  Мы начинаем писать летопись Невской заставы. Если у вас сохранились фотографии или сведения о нашей школе, об учителях и выпускниках, об истории заводов Невской заставы свяжитесь с нами

Телефон\факс: 560-05-63.

 E-mail: school_340@mail.ru

Заранее признательны за ваше участие в создании летописи.

На месте слободы смоленских ямщиков

До революции за Невской заставой было несколько крупных сел. Сразу за Невским заводом - село Смоленское, затем одно за другим село Михаила Архангела, село Фарфорового завода, село Александровское... Все это были крупные поселения со своими земскими учреждениями, больницами, церквами.

 

Село Смоленское, если воспользоваться приметами сегодняшней топонимики, начиналось сразу за Невским заводом и Большим Смоленским проспектом, доходя до нынешней улицы Крупской.

Корни села Смоленского уходят в первые годы петербургской истории. И даже в более далекие времена. Стоявшая на территории села Смоленского у Невы шведская деревня Каллиси (Каллуева) отмечена в документах с 1618 года. Была деревня невелика, хотя на фоне других поселений левого берега могла показаться вполне солидной. Перед рождением Петербурга здесь вели хозяйство пять православных крестьян и три финна.

А при Петре I здесь, близ Шлиссельбургского тракта образовалась слобода ямщиков родом из Смоленской губернии - Смоленская Ямская. Вскоре близ слободы появились казенные кирпичные заводы. Потом шло время, ямщиков в поселении становилось все меньше, а на смену им приходили рабочие - за Невской заставой появлялись все новые и новые предприятия, причем на смену кирпичным заводам в селе Смоленском обосновались преимущественно текстильные фабрики (не случайно эту местность именовали иногда русским Манчестером - по имени признанной текстильной столицы мира). 

В 1880 году журнал "Отечественные записки" опубликовал сообщение санитарного инспектора о Шлиссельбургском тракте, и там говорилось: в селе Смоленском насчитывается 11 заводов и фабрик, а также 26 каменных домов, 221 деревянный дом и 106 питейных заведений.

Век назад центр села Смоленского находился примерно там, где к проспекту Обуховской Обороны выходят ныне улица Ольминского (прежде Смоленский переулок) и переулок Ногина (прежде Школьная улица). Здесь стоял Смоленский рынок (там же, где сегодня стоит советских времен здание Невского рынка). В Смоленском переулке работала профессиональная школа Екатерины Павловны Черновой, где девушек обучали рукоделию и прочим полезным навыкам. Смоленская соединенная земская школа, Дом призрения для престарелых и сирот, а также Смоленский амбулаторный пункт с родильным приютом помещались в зданиях, построенных в 1898 году и сохранившихся доныне вдоль переулка Ногина (дома, соответственно, № 2 и 4). 

От земской школы, кстати, ведет историю находящаяся сегодня на улице Крыленко, на правом берегу Невы, гимназия № 343. Сами школьные хоромы сегодня занимает одно из подразделений Университета культуры и искусств, а в помещениях амбулатории с 1920-х работает женская консультация. Некоторое время при ней был и круглосуточный родильный дом. 

А вот от главной достопримечательности села Смоленского сегодня остались лишь воспоминания. Обширный участок между улицей Ольминского и переулком Ногина не всегда был отдан под детскую площадку и сквер со скамейками для взрослых отдыхающих. Здесь с 1865 года стоял храм. 

Вначале церковь Смоленской иконы Божией Матери была деревянной. Но в 1879 году причт и прихожане храма решили построить на ее месте каменную церковь. Повод для этого нашелся вполне подходящий: только что в императора Александра II на Дворцовой площади стрелял революционер Александр Соловьев, и монарх остался цел. Вот граждане села Смоленского и обратились к властям с просьбой разрешить им возвести новый храм "по случаю избавления императора от угрожавшей опасности".

Разрешение было получено.

Проект новой церкви с колокольней составил академик известный мастер церковной архитектуры Михаил Щурупов. Старый храм в селе Смоленском был ему хорошо знаком: в свое время Щурупов несколько лет отработал на Стеклянном и Фарфоровом заводах. На первом заведовал художественной частью архитектурной мастерской и исполнял должность архитектора, на втором преподавал рисунок в заводской школе. Через село Смоленское, разумеется, он проезжал не один десяток раз. 

Император утвердил проект летом 1879 года, и уже в сентябре работы начались. На возведение храма потребовались два с половиной года и сто тысяч рублей, которые по большей части были собраны среди "местных обывателей" - жителей села Смоленского и владельцев стоявших здесь предприятий. Особенно серьезные вклады сделали купцы Аристов, Варгунин, Громов, Кокин, Паль.

Освящение церкви состоялось 7 марта 1882 года при большом стечении публики. В сам храм пускали только по пригласительным билетам. На окружающих домах висели флаги. Новая церковь была не слишком велика, но выглядела вполне представительно: впечатляющий купол, строгая отделка фасадов. "Петербургская газета", отправившая своего корреспондента за Невскую заставу, отмечала: храм, "несмотря на простоту отделки, красив и изящен". 

Полностью строительство было завершено к концу 1884 года, когда была достроена колокольня. Увы, в 1930-е годы этот церковный комплекс был разрушен. От него сохранились лишь два приходских здания, построенных из дерева и камня за церковью. Одно из них лежит практически в руинах, а второе выглядит достаточно прилично и сегодня (их современный адрес - переулок Ногина, 1 и 3).

Примечательно, что нынешний переулок Ногина именовался какое-то время не только Школьным, но и Кладбищенским. Потому что в конце его находилось православное кладбище села Смоленского, на котором хоронили многих местных обывателей. Был этот некрополь достаточно большим: он занимал порядка двадцати гектаров земли.

Увы, и от кладбища ныне не осталось ни следа. В советское время оно было ликвидировано, потом его территорию начали застраивать. Судя по картам, именно на его землях стоят сегодня школа-интернат и спортплощадка средней школы-лицея, а также жилой дом под номером 6 по переулку Ногина. На части бывшего некрополя долгое время был пустырь. А в последние годы и пустырь застроили: здесь теперь стоит новое жилое здание.

Уютно ли жить на месте некрополя?

Подворья, подворья...

Как-то так случилось, что в конце XIX века - начале XX века село Смоленское стало своеобразным центром церковной жизни.

И не только из-за главной своей церкви. Здесь появились сразу два монастырских подворья, и если от одного из них сегодня

не осталось и следа, то здание второго сохранилось. 

Важеозерская Спасо-Геннадьевская мужская пустынь на озере Важе в Олонецкой губернии существовала еще в XVI веке. Потом она закрывалась, вновь возрождалась. В конце XIX столетия сюда зачастил отец Иоанн Кронштадтский, и посещения сверхпопулярного батюшки принесли обители всероссийскую известность. 

В конце XIX века мещанки Гайлевич и Фаддеева по благословению отца Иоанна принесли в дар монастырю участки земли за Невской заставой в селе Смоленском. Здесь в начале 1895 года отец Иоанн освятил деревянную часовню, построенную по проекту епархиального архитектора Николая Никонова. А двумя годами позже он же заложил рядом с часовней большой каменный храм Успения Пресвятой Богородицы и Святого Пророка Осии - двухэтажный на три тысячи человек в духе русской архитектуры XVI века. К храму примыкал большой пятиэтажный корпус подворья - с монашескими кельями и Домом трудолюбия на 200 человек. Недостаточные жители округи могли заработать здесь средства на жизнь. 

Строительство шло достаточно быстро. Главный придел нижней церкви был освящен уже в мае 1901 года, обряд проводил при участии отца Иоанна Кронштадтского епископ Гдовский Вениамин - знаменитый святитель Вениамин, который стал позже митрополитом Петроградским и Гдовским, а в 1922 году был расстрелян по надуманному обвинению в сопротивлении изъятию церковных ценностей. В 1997 году Вениамина канонизировали - причислили к числу священномучеников.

Главный придел верхней церкви освятил осенью 1903 года грузинский экзарх Алексий, тоже при участии отца Иоанна. Иконостасы приделов были изготовлены из майолики. 

Храм закрыли в 1929 году. Вначале в корпуса подворья вселили цех завода электробытовых приборов, затем в перестроенных корпусах разместили райвоенкомат, районный суд и другие учреждения.

Районные военкомат и суд работают здесь и сегодня (их адрес - улица Крупской, 5). 

Второе подворье было не столь известно, как первое. Да и сам монастырь не пользовался всероссийской славой. Калязинский Александро-Невский женский монастырь возник в Тверской епархии в самом конце XIX века. В 1907 году в Петербург для сбора средств отправилась игуменья монастыря Измарагда, которая обратилась за помощью все к тому же отцу Иоанну Кронштадтскому.

По благословению батюшки, крестьянка Дмитриева подарила монастырю двухэтажный деревянный дом на "Палевских местах" - на углу сегодняшних улиц Ольги Берггольц и Пинегина (примерно на месте дома № 21 по улице Пинегина).

Двумя годами позже на участке начали строить подворье с храмом "для удовлетворения религиозных потребностей многочисленного населения фабричного района". Деревянный храм Святых Мучениц Веры, Надежды, Любови и Матери их Софии, рассчитанный на 800 человек, построили всего за три месяца, и в нем начались службы. 

Однако монахини уже задумались о постройке более солидной каменной церкви. После долгих проволочек закладка его состоялась в апреле 1912 года; при многочисленном стечении публики проводил ее епископ Кишиневский Серафим, правнук знаменитого адмирала Чичагова и один из авторитетнейших иерархов Русской Православной церкви. Этот момент и запечатлен на снимке. 

Судьба заложенной им церкви при подворье сложилась не слишком благополучно. Деньги на строительство поступали нерегулярно. К революции подворье подошло с недостроенной каменной церковью, и понятно, что ожидать ее завершения было нельзя.

Весной 1923 года представители районной власти осмотрели подворье и отметили, что церковь небольшая и при ней есть двухэтажная деревянная пристройка. Было решено храм закрыть, а церковь передать под клуб районного комитета комсомола. Правда, уже летом решение было отменено, и монахини на какое-то время могли вздохнуть спокойно. 

Летом 1925 года незавершенный храм разобрали, использовав стройматериалы для возводящихся неподалеку новых рабочих домов. 

А осенью 1932 года все-таки церковь вместе со всем подворьем закрыли. 

Какое-то время в их помещениях было общежитие завода "Большевик", а потом здания снесли.

Теперь здесь стоит жилой дом.

Фотография из Центрального государственного архива кинофотофонодокументов

 

Берег левый (VI)

Невская застава.

Дмитрий ШЕРИХ